Состоялась петербургская премьера постановки Алексея Ратманского «Семь сонат»

Состоялась петербургская премьера постановки Алексея Ратманского «Семь сонат»

Петербургский Мариинский театр представляет (я цитирую): «Изысканное кружево танца для трёх пар, чутко откликающихся на каждую ноту музыки Скарлатти». Состоялась петербургская премьера постановки балетмейстера Алексея Ратманского «Семь сонат». Одиннадцать лет назад Ратманский начал над ней работать, и как он сам выразился, стал нащупывать танец, слушая музыку Доменико Скарлатти, для балета необычную. Получилось то, что американская критика объявила вершиной мастерства Алексея Ратманского. На сцене Мариинки хореограф отчитался этой и ещё двумя своими постановками.

На этих репетициях балетмейстер не может подойти к артистам, поправить или показать движения. Распознавать фирменные интонации маэстро танцовщикам приходится за тысячи километров от него.

«Когда Алексей хвалит — это что-то невероятное. Потому что часто, опять же интеллигентно, но он делает эти замечания, бывает и колкие. Может, для кого-то обидные. То есть он хочет выжать максимум — это главное. И если хореограф доволен — для нас это лучшая награда», — призналась народная артистка России, прима-балерина Мариинского театра Виктория Терешкина.

Репетиции в Петербурге начинаются в полдень — в Нью-Йорке это пять утра. Но, как говорят коллеги, Ратманский уже перестроился на московское время. Самый западный из российских и самый современный из классических, с 2009 года он — постоянный хореограф Американского театра балета. И если раньше на постановки в Мариинский можно было приезжать, то теперь даже маэстро работает удаленно.

Алексей Ратманский, балетмейстер: «Они очень честные. Они к работе относятся с большим профессионализмом, с большим пиететом. Они тихие, они исполнительные. Потом, конечно, эта координация, которая привита школой Вагановской — она вовлекает все тело в работу. И потом, мы старые друзья с ними».

Премьера должна была состояться еще в марте. И вот через полгода в блестящем обрамлении — «Лунного Пьеро» под звуки Шёнберга и Concerto DSCH на музыку Шостаковича, «Семь сонат» звучат для российского зрителя.

Сложный, запутанный, но тонкий и умный — разговор между мужчиной и женщиной. Оттого и хореография построена на парности. Характерный для Ратманского непростой выбор музыки открывает и непривычный для танца вид красоты — не чувственной и яркой, а интеллектуальной и деликатной.

«Это именно тот лирический приглушенный, пастельный стиль, как у художников-импрессионистов. Это именно такая грань в этих дуэтах, этих трио, этих двойках мужчин, которые танцуют. Она, мне кажется, очень красиво подойдет для стиля и эстетики Мариинского театра», — считает руководитель балетной труппы Мариинского театра Юрий Фатеев.

Долгосрочных планов театр и хореограф пока не строят, однако премьера «Семи сонат» доказала: что бы ни готовила жизнь, танец будет продолжаться.

Екатерина Грициенко

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>