«Непослушник» предлагает полюбоваться на себя в зеркале

«Непослушник» предлагает полюбоваться на себя в зеркале

После глубоко личного «Конца фильма» режиссер Владимир Котт поставил народную комедию, которая совершенно гармонирует с современным состоянием общества некоторой сумбурностью, взъерошенностью и принципиальным отсутствием даже следов гармонии в мыслях и в душах, — «Непослушник».
Благодать снизойдет к ДиМонстру с явлением кроткой девы Насти в облике артистки Таисии Вилковой. Фото: kinopoisk.ru
Она о сегодняшнем Великом Комбинаторе, который в мире тотального обмана — как щука в воде. У него облик, что важно, «последнего богатыря» Виктора Хориняка, чьи светлые глаза могут излучать и неистовую благодать, и жесткий цинизм, и самое коварное лукавство одномоментно. Он здесь пранкер Дима, ДиМонстр — блогер, строящий свой рейтинг на жестоких натуральных розыгрышах онлайн. Изобразить, скажем, из себя гаишника, раскурочить топором жигуль какого-нибудь ошеломленного пенсионера и в награду одарить того ключами от ворованной, как можно понять, машины.

В предыдущей картине Владимир Котт раздел догола останки того, что у нас гордо звалось киноиндустрией, но на смену ей в мире утвердился интернет с его самодельными звездами, самопальными жанрами и птичьим языком недоучек-гопников. Без него теперь не жить ни экономике, ни политике, ни вере-безверию. А понять, где в этой бездонной Сети фейк, а где истина, не дано уже ни одной человеческой инстанции. Поэтому шустрит в фильме практически каждый, кроме постных послушников изображенного там монастыря, которым в жизни терять нечего — уже все потеряно.

К щепетильной проблеме веры-безверия автор подходит размашисто, но осторожно. Для начала пранкер Дима, пользуясь свалившимся ему на голову одноклассником — попом-новобранцем, со своей девушкой-партнером устраивает дьявольский шабаш на исповеди в церкви — с жуткими масками, дымом из пасти в прямом эфире и тому подобное. Оскорбителей веры, понятно, вяжут, но Дима бежит из ментовского сортира (как — не покажут: волшебным образом) и находит убежище в бедствующем без воды и света монастыре вдали от цивилизации. Его настоятель бывший космонавт отец Анатолий смышлен и все понимает, у него хитроватые глаза прекрасного актера Юрия Кузнецова, но именно он в силу старческой мудрости несет в фильме груз разумного, доброго и вечного. Остальные монахи — с бору по сосенке: кто в прошлом мент, кто ученый с ядерного реактора, раньше служили людям, теперь — Богу: месят тесто для хлеба насущного, возят уголь для сугреву. И укрощают плоть, чем вовсе не намерен заняться наш герой.

И вот в этом замшелом, навек застывшем в обреченности монастыре экс-пранкер Дима — как триггер к возвращению к какой-никакой, но жизни. В совершенстве владея искусством хайпа, врущий, как дышащий, плавающий в фейках как в родной заводи, он хитростью добывает монастырю и свет, и воду, и спонсоров для реставрации, и красавиц-иконописиц для изготовления святых образов. И даже отец Анатолий, то ли усопший, то ли временно уснувший, восстает его пылкими молитвами с ложа и честно сообщает, что космонавтом он видел наверху только пустоту, а Бог, если и есть, то в нас самих. То есть картина явно клонит к тому, чтобы жить не по лжи. При этом ясно понимая, что живущий не по лжи в напропалую лгущем мире — очень гадкий утенок, которому просто не дадут стать лебедем. Это сознание сообщает авантюрному кинороману непредусмотренную, но понятную горечь.

Здесь почти вся уже сложившаяся актерская команда Владимира Котта. Включая его талисман — максимально органичного нашему времени и всегда концертно броского Максима Лагашкина в роли главного хитрована крупного поповского начальника Фомы. Девушек, между которыми разрывается ДиМонстр, пронзительно играют Аглая Тарасова и Таисия Вилкова: первая играет любовь-бизнес, вторая — любовь-веру, и то, кого из них предпочтет наш последний богатырь, — самый неубедительный тезис картины. Впрочем, нам же предлагают поверить в его духовное преображение — нет проблем, поверим и в это.

Изображая — точнее, почти документируя реально существующий мир тотального вранья, автор фильма не удерживается от сцен, которые могли бы смотреться как злая пародия, если бы не были сняты с реальности один-в-один. Возникает детище хитрованов — православный телеканал, где благочестивый Фома отвечает на вопросы верующих, а наш ДиМонстр перевоплотился в ведущего — рыжего, бородатого и предельно духовного. Причем Виктору Хориняку постная физиономия удается не менее убедительно, чем жульническая, или глумливая, или пылко влюбленная: именно такие видишь, случайно увидев родственные по духу телевизионные продукты.

Фото: Предоставлено «Белые ночи»
В фильме «Другое имя» показано, как люди забирают друг у друга любимых
Как любой авантюрный роман, этот фильм немного и притча. И, как уже отмечалось, он не утруждает себя растолковыванием некоторых побочных событий, продвигающих сюжет вперед. Так, невнятно даны сцены, когда пранкер и его друг-поп меняются личностями, причем друг потом исчезает на нужное автору время. Таких драматургических «черных дыр» в сценарии несколько, но ведь и Свифт не очень заморачивался объяснением, как Гулливер вдруг оказался на летающем острове Лапуте. Перед нами поставили зеркало, пенять на него неча, надо наслаждаться узнаванием себя любимых. А на титрах для убаюкивания нам споют знаменитую «Аллилуйю» Алексея Рыбникова из «Юноны и Авось», где «Авось» — ключевое слово, веками обеспечивавшее самобытность наших натур.

Метки записи:  , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>