«Китайский путь» для России и стейблкойн, привязанный к золоту, для расчетов

«Китайский путь» для России и стейблкойн, привязанный к золоту, для расчетов

Главным фактором инфляции в России в последние годы являлась девальвация рубля. Управлять финансовым сектором, ориентируясь только на один показатель — неправильно. Спасти экономическое развитие страны может экономика мобилизационного типа. Однако речь идет не о воссоздании системы сталинского планирования, а о применении в России «китайской модели» развития, благодаря которой с 1995 года ВВП КНР вырос в 8 раз. Такие идеи в интервью «Ведомостям» озвучил в среду, 24 августа, министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), бывший советник президента России, доктор экономических наук, академик РАН Сергей Глазьев.

Пророк в своем отечестве

В экономических кругах к Сергею Глазьеву относятся по-разному. За свои смелые высказывания он уже давно получил репутацию эпатажной персоны, хотя его прогнозы фактически приобрели статус пророчеств для российской экономики. Так, именно Глазьев предупреждал о неизбежной блокировке Западом резервов Банка России и правительства, об осложнении расчетов в долларах и евро, о необходимости создания барьеров на вывоз капитала для аккумуляции инвестиционного ресурса и понижении ставок. Долгие годы эти слова вызывали насмешки со стороны коллег и либеральных изданий, однако сегодня невозможно отрицать, что все это стало реальностью, в которой приходится выживать российской экономике.

Есть у министра по интеграции и макроэкономике ЕЭК и рецепт выхода и с из текущего кризиса. По его мнению, России необходима мобилизационная экономика с обширным рыночным инструментарием. В нашей стране нужно как можно скорее создать систему стратегического планирования с соответствующими механизмами ответственности, подчинение денежно-кредитной и всех других сфер экономической политики целям экономического роста и подъема благосостояния населения. «Такой тип экономики действовал и продолжает действовать в Китае», — отметил Глазьев. В основе макроэкономической политики должно лежать таргетирование экономического роста. Под прирост инвестиций создается кредит. Так, главным источником финансирования инвестиций в китайской экономике, особенно в первые 10 лет ее подъема, являлись целевые кредиты: под приоритетные направления — по ставке 0,2%, для госсектора — 2%, для частных заемщиков — 4%.

Эксперт напомнил, что в таких условиях китайская экономика с 1995 года выросла в 8 раз по ВВП, в 14 раз по инвестициям, в 20 раз по объемам кредитования. Это говорит о том, что главным инструментом финансирования инвестиций в развитие были централизованные кредиты, которые создавались государственной банковской системой при жестком контроле за движением денежных потоков. Подобный механизм финансирования экономического развития лежал в основе всех экономических чудес прошлого и нынешнего веков, включая нашу страну, США и послевоенную Европу, сегодняшние страны Юго-Восточной Азии.

«Если бы мы пошли по этому пути, то жили бы сегодня в 3 раза лучше, — уверен Глазьев. — И наряду с Китаем и Индией составили бы ядро нового мирохозяйственного уклада».

В ответе за результат, что мы получили

По мнению экономиста, для реализации такого подхода в России необходимо одно простое условие — система ответственности власть предержащих за результаты деятельности. Если тот или иной руководитель или управленческая структура не достигают поставленных целей, значит, они некомпетентны и подлежат замене.

Кроме того, задачи у системы управления должны быть согласованными на всех уровнях и по всем функциям: не может экономика жить в ситуации, когда ее раздирают интересы разных экономических ведомств и государственных организаций. «Сейчас госкомпании и корпорации работают на одни интересы, госбанки — на удовлетворение амбиций их руководителей, правительство занимается целями стабилизации, ЦБ —обслуживанием интересов финансовых спекулянтов, — разъяснил в интервью свою позицию Глазьев. — Нет системности».

Не сильный или слабый, а стабильный рубль

Экс-советник президента РФ напомнил, что путь, по которому пошли наши денежные власти в целях ослабления рубля — сокращение поступления иностранной валюты в экономику. «Несмотря на арест российских валютных резервов и активов недружественными странами, Банк России возобновил политику минимизации ограничений на вывоз капитала из страны: отменил недавно восстановленную обязательную продажу валютной выручки, последовательно увеличивает лимиты перевода денег за рубеж, игнорирует необходимость возобновления валютного контроля», — подчеркнул Глазьев. Другими словами, Банк России исходит из того, что экспортеры могут оставлять выручку за рубежом, фактически попустительствуя вывозу капитала.

Пока в России власти пошли по пути дерегулирования импорта: временно отменили таможенные пошлины на ввоз весьма широкой номенклатуры товаров, существенно ослабили требования к контролю качества импортируемых товаров, соответствие которых техническим регламентам ЕАЭС пока будет приниматься по заявлениям хозяйствующих субъектов. Но стимулирование импорта и ослабление контроля за соответствием импортных товаров требованиям безопасности — дурной знак для российской промышленности, поскольку это дискредитирует многолетнюю работу по развитию собственного производства. «Ставку нужно делать на загрузку имеющихся мощностей, связывание ресурсов в производстве собственных товаров, развитие международной производственной кооперации, реализацию совместных инвестиционных проектов, в том числе за рубежом, — отметил в интервью Глазьев. — А усиление оттока валюты на закупку импорта не должно быть самоцелью».

Отвечая на вопрос о наличии альтернативы, экс-советник президента РФ для стабилизации рубля предложил простой механизм. «Пока у нас положительный торговый баланс, мы можем позволить себе зафиксировать курс на любом разумном уровне — на таком, который мы сочтем объективно соответствующим уровню нашей конкурентоспособности», — объяснил он журналисту. Власти должны будут определить оператора, который бы выкупал избыток валюты у экспортеров по этому курсу, зачисляя им эквивалент в рублях. Валюту дружественных стран оператор сможет продавать на бирже, использовать для государственных нужд, для реализации совместных проектов и инвестиций в этих странах. Можно рассмотреть вложения в объекты инфраструктуры, способствующие росту российского экспорта, или страховать экспортные грузы в национальных валютах и т. д.
А валюта недружественных стран может быть направлена на досрочное погашение российских внешних обязательств — как суверенных, так и корпоративных, финансирование импорта, предоставление займов дружественным странам, к примеру, в рамках Евразийского экономического союза, подчеркнул экономист.

Не таргетированием единым

По мнению Глазьева, не следует спорить о том, таргетировать курс или инфляцию, надо заниматься управлением и того и другого, а также таргетировать еще множество показателей. «Ориентироваться исключительно на один целевой показатель, а все остальное оставить на волю рынка, например таргетировать инфляцию, при этом бросив курс рубля в свободное плавание, — это управленческий абсурд, — заявил эксперт. — Ведь именно колебания курса рубля, прежде всего его резкие девальвации, являются главным фактором генерирования инфляции. Ошибочность этой политики привела к колоссальным потерям. По нашим оценкам, ущерб в 2014–2021 годах составил более 30 трлн рублей непроизведенной продукции, в том числе 20 трлн несделанных инвестиций».

Главным фактором, генерирующим инфляцию в России, стала девальвация рубля. При трехкратном превышении золотовалютных резервов (ЗВР) над денежной базой курс рубля можно было бы зафиксировать на любом разумном уровне. К примеру, после его обрушения в 2014 году до коридора 70–80 рублей за доллар, курс российской национальной валюты можно было бы зафиксировать на этом уровне на длительный срок — вплоть до настоящего времени. После этого в России удалось бы добиться низкой инфляции, уверен эксперт.

Долой спекулянтов

По мнению Глазьева, политика плавающего рубля в условиях свободного трансграничного движения капитала привела к тому, что международные финансовые спекулянты манипулируют курсом рубля, пользуясь тем, что Банк России не выходит на рынок для его стабилизации, хотя и располагает избытком валюты. Когда спекулянты «валят» рубль, начинается инфляционная волна, которую ЦБ пытается гасить повышением ключевой ставки. Деньги становятся дороже, сжимается кредит, что приводит к снижению инвестиций. «Сокращение капиталовложений влечет техническую деградацию экономики, и через 3–4 года для поддержания ее конкурентоспособности нужно снова девальвировать рубль, — объяснил академик ситуацию журналисту. — Спекулянты в качестве повода для атаки против рубля используют то колебания цен на нефть, то новую волну санкций. Рубль опять обесценивается, разгоняется инфляция, и ЦБ вновь повышает ставку процента». И по этому порочному кругу деградации экономики Россия ходит уже много лет.

За последние полгода ситуация только ухудшилась. С одной стороны, недружественные страны ввели барьеры в отношении ввоза отечественных товаров. С другой — из-за высоких цен на сырьевые товары идет мощный приток валюты в страну, что обеспечивает поддержание устойчиво положительного сальдо торгового баланса. Поскольку после введения последних санкций отток капитала сократился, платежный баланс теперь определяется торговым балансом, который остается положительным. Без валютных резервов можно обходиться до тех пор, пока экспорт превышает импорт при условии ограничения вывоза капитала и контроля за трансграничными неторговыми операциями, полагает ученый.

Все дело в балансе

Глазьев уверен, что резервы нужны для наращивания кредитования производственных инвестиций, иными словами, для целей развития. Пока власти России могут расширять экономику за счет положительного торгового баланса, обеспечивающего валютой закупки иностранного оборудования и технологий. Но надо понимать, что это может оказаться краткосрочным явлением, поскольку такая ситуация возникла, с одной стороны, из-за конъюнктурных факторов — повышения цен на экспортные товары, с другой — из-за политических решений, включая возведение барьеров со стороны ЕС.

До конца этого года логистические ограничения будут преодолены. «После того как торговля сбалансируется, наращивание импорта оборудования для реализуемых за счет кредитов инвестиционных проектов без валютных резервов повлечет снижение курса рубля, — прогнозирует экс-советник президента РФ. — Поэтому сейчас нужно восполнять их прежде всего путем закупок золота. ЦБ нужно наращивать активность в этом направлении и довести долю золота в составе ЗВР до 80%».

На замечание «Ведомостей» о том, что ликвидность российского золота в условиях эмбарго Запада на его закупки находится под вопросом, Глазьев заявил о необходимости котирования российского золота на мировых рынках. «Это значит, что нужно вводить свой золотой стандарт, который был бы признан на международном уровне, с котировкой золота на Московской бирже и отвязываться полностью от Лондонской биржи», — считает министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК. Этот евразийский стандарт предварительно должен быть согласован с партнерами России, например, по ШОС. Эксперт уверен, что российское золото будет вполне ликвидно на азиатском и вообще на мировом рынке, невзирая на позицию западных стран. «Одновременно мы могли бы ввести новый международный платежно-расчетный инструмент — стейблкойн, привязанный к золоту, — и предложить его всем азиатским странам, — рекомендовал Глазьев. — В перспективе к золоту в качестве обеспечения новой мировой расчетной валюты можно добавить другие производимые в странах ШОС биржевые товары». Вместе с пулом их валютных резервов это стало бы основой для создания очень устойчивого и надежного платежного инструмента, альтернативного нынешним, заключил экономист

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>