Канны дождались своей сенсации

Канны дождались своей сенсации

Ну вот Канны и дождались своей сенсации, с которой непонятно как быть — то ли награждать «золотой пальмой», то ли бежать к раковине, пока не стошнило. То ли сначала бежать, в потом все-таки награждать.

Этот тот фильм, который на всякий случай надо смотреть зажмурившись. Он называется «Титан» — по имени титановой пластинки, которую зачем-то вживили в висок героини после автомобильной аварии. По жанру — психотриллер, или психо-хоррор, или опять-таки сублимация неведомых сил, бродящих в творцах новой гендерной революции — бессмысленной и беспощадной. Автор — француженка совсем «новой волны» Джулия Дюкорно, заявившая о себе как о надежде национального хоррора в 2016 году сексуально-каннибальским ужастиком «Сырое». Перед ее новой провокацией провокатор Верховен с его «Бенедеттой» кажется любимым автором Диснея.

В «Титане» Дюкорно делает заявку на езду в незнаемое: снимает вариации на темы гендерной вариативности, когда неважно, какого пола существо перед тобой, — оно будет менять пол, как ящерица хвост. В вариации включена также соблазнительная перспектива иметь секс и даже забеременеть от симпатичного автомобиля, который, подмигивая фарами, наведался вечерком к приглянувшейся ему девушке.

Девушку Алексию играет модель Агата Руссель, согласившаяся на травмирующие сознание операции над своим телом. Сначала мы видим ее на автомобильном шоу, где полуобнаженные красотки совокупляются кто с капотом, кто с дверцей, после чего возбужденные зрители берут у них автографы. Когда после трудной работы героиня не без рискованных приключений помылась в душе и направляется к своему кару, ее преследует самый возбужденный поклонник, требует поцелуя и вместе ним получает заколку для волос в горло. Вскоре число сотворенных ею трупов привлечет внимание полиции, и Алексию объявят в розыск, ее портреты висят на всех углах — нужно что-то делать. Так девочка становится мальчиком, утраченным когда-то сыном командира мужественных пожарников Венсана (Венсан Линдон, самый человечный человек в фильме — носитель беззаветной отцовской любви). Мальчик молчалив, ибо женский голос не скроешь! Мальчик спит в штанах, чтобы папа ничего не заметил. Папа таит свои комплексы — в похожую на непрожаренный бифштекс ягодицу колет стероиды, что-то важное в себе формирует. И упорно не замечает, что сын — это дочь, причем беременная, причем в шрамах, ссадинах и со сломанным носом.

Процесс ломания носа — самый травматичный момент фильма, его и описывать нельзя, не то что смотреть. Хотя из таких аттракционов состоит почти все зрелище, и, если зажмуриться — пропустишь самый смак. Так как мальчик должен быть строен, процесс тугого бинтования беременного тела, превратившегося в гибрид морковки с подгнившей репой, тоже из разряда «не для нервных» — жалко и младенца в утробе, и когда-то модельной фигуры, и роскошной прически, ставшей унылым бобриком.

Папа Венсан великодушен, он ничего не замечает, но замечают мускулистые пожарники. Особенно когда припертый к стенке парнишка исполняет тот самый эротический танец на лимузине, для которого Алекс рождена. То есть бросает прямой вызов консервативным взглядам на проблемы пола и феминистских претензий. Косных пожарников тошнит, папа Венсан колеблется, идет всеобщий психологический катаклизм, суровое испытание для отцовской любви. Но любовь безбрежна, а папа бесстрашен — отважно поможет сыну родить, причем вместе с дитятей из чрева рекой польется машинное масло, черное и жирное, а на спине младенца отчетливо проступит карданный вал вместо позвоночника. И это не пришествие героя «Экзорциста» — это торжество новой эпохи. Публика горячо аплодирует, журналы захлебываются восторгом: лучший фильм Каннского фестиваля, такого еще не бывало! «Ребенок это, или шарик для боулинга, или кровоточащий двигатель V8 — неважно, в «Титане» главное — шок!», — пишет один журнал. «Образу французского кино, состоящему из художественно снятых гетеросексуальных мужчин с их любовницами, наносится удар в самое сердце дерзким экспериментом Джулии Дюкорно!» — ликует другой, констатируя «новое захватывающее течение во франкофонном искусстве, которое вводит в жанровое кино квир-проблемы самым трансгрессивным (т.е. ломающим каноны) способом». Критики приветствуют новую «панк-квир-волну», революционное понимание женственности и гендерной лабильности. В общем, прогресс идет стремительный, хотя смотреть с непривычки невозможно.

Судя по приему у публики и критики, феминистское жюри вряд ли пройдет мимо новаторского фильма и вполне может поддержать ущемленных в правах автосексуалов. Среди других фаворитов наблюдатели выделяют трехчасовую японскую драму «Сядь за руль моей машины» Рюсукэ Хамагути, очень крепкий по драматургии и режиссуре иранский фильм «Герой» Асгара Фархади и, конечно, мюзикл общего любимца Леоса Каракса «Аннетт». Но впереди еще фильмы таких фестивальных мастодонтов, как Апичатпонг Вирасетакул, Брюно Дюмон, Жак Одиар — любой может предъявить сюрприз. О фильмах «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова, «Дело» Алексея Германа-мл. и «Разжимая кулаки» Киры Коваленко мои собеседники говорят без энтузиазма, но и не исключают, что кого-нибудь из наших героев награда найдет.

Метки записи:  , , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>