Гроссмейстеру Юрию Авербаху исполнилось 100 лет

Гроссмейстеру Юрию Авербаху исполнилось 100 лет

За что бы ни брался за сто лет своей жизни гроссмейстер Юрий Львович Авербах, все у него получалось. Корреспонденты «РГ» взяли интервью у старейшего гроссмейстера мира, которому сегодня исполняется 100 лет.

Авторы благодарят за помощь в подготовке интервью дочь юбиляра Евгению Юрьевну Тайманову и гроссмейстера Сергея Яновского.

Юрий Львович Авербах родился 8 февраля 1922 года в Калуге. Отец Лев Лазаревич работал лесничим, занимался поставкой дров в Москву. В 1930-х был репрессирован, но через год освобожден в связи с пересмотром дела. Мать — православная набожная женщина преподавала русский язык и литературу. Семья переехала в Москву в 1925 году.

Увлекался лыжами, хоккеем, волейболом, собирал марки, год занимался боксом, чтобы не давать себя в обиду арбатской шпане. Потом боксерские перчатки обменял на шахматы. Четвертый разряд получил на турнире в Парке культуры имени Горького. В 1939 поступил в МВТУ имени Баумана. Начало войны 22 июня 1941 года встретил на паровозостроительном заводе в Коломне, где проходил производственную практику. Вместе с другими студентами был отправлен на бронетанковую базу под Наро-Фоминск, где занимался ремонтом танков и тягачей.

— Юрий Львович, с высоты прожитых 100 лет: какое самое памятное событие в вашей жизни?

Юрий Авербах: Победа в сеансе одновременной игры над Андрэ Лилиенталем в 1938 году (Удивительно, но до Юрия Львовича Авербаха старейшим гроссмейстером мира являлся как раз Андрэ Арнольдович Лилиенталь, умерший в возрасте 99 лет. Лилиенталь получил от ФИДЕ высшее звание в 1950 году шестым по счету в истории шахмат в числе самых первых 27 гроссмейстеров, а Авербах в 1952 -м — тридцатым по счету — ред.)

— Кто научил играть в шахматы?

Юрий Авербах: Немного дядя и отец, но больше сам. Кроме шахмат много внимания уделял учебе. Окончил с золотой медалью 59-ю школу в Староконюшенном переулке, которая до революции называлась Медведниковской гимназия.

— Альма-матер?

Юрий Авербах: В 1946 году получил диплом МВТУ имени Баумана, кафедра двигателя внутреннего сгорания. Там познакомился с будущей женой Адой, сидели за одной партой, а в 1945-м поженились.

— Как удавалось совмещать победы на чемпионатах Москвы, СССР и в Спартакиаде народов СССР, участие в Турнире претендентов с научной работой?

Юрий Авербах: После Бауманки я долго и упорно трудился в НИИ, руководителем которого был Мстислав Келдыш, президент Академии наук. Готовил диссертацию, уже сдал кандидатский минимум…

— Как же Вам в такой сложной позиции удалось переключиться на шахматы?

Юрий Авербах: Когда начал работать в НИИРА (Научно-исследовательский институт ракетной авиации) в Лихоборах, под Москвой, мне повезло с руководителем отдела — Константином Константиновичем Ушаковым, профессором ЦАГИ. Он сказал мне: «Могу дать вам два года отпуска для шахмат. Если ничего не получится, то гарантирую, что возьму обратно». Когда стал гроссмейстером в 1952-м, то с наукой закончил.

— Что считаете своими наивысшими шахматными достижениями?

Юрий Авербах: Входил в мировую десятку лучших и стал чемпионом СССР в 1954-м.

— Какое у Вас было отношение к противостоянию Карпов — Корчной, когда занимали должность председателя Шахматной федерации СССР? Почему в 1978 году уступили кресло космонавту Виталию Севастьянову?

Юрий Авербах: Как патриот своей страны я желал успеха Анатолию Карпову… Подобные вопросы тогда решались наверху. Накануне выборов Председателя шахматной федерации СССР мне позвонили и сказали: завтра тебя переизберут.

— Юрий Львович, обращаемся к вам к коллеге: кто был основоположником шахматной журналистики в СССР?

Юрий Авербах: Считаю себя одним из основоположников. 29 лет я был главным редактором журнала «Шахматы в СССР» и 22 года вел передачу «Шахматная школа» на телевидении. Конечно, большой вклад в развитие шахматной журналистики внес Александр Рошаль, много лет возглавлявший журнал «64».

— Пишете ли по-прежнему свои теоретические статьи?

Юрий Авербах: К сожалению, это для меня уже недоступно. Последнее, что написал, книгу «История шахмат: от чатуранги до наших дней».

— Как относитесь к игре в шахматы через Интернет?

Юрий Авербах: Считаю, что они ни в коем случае не должны заменить нормальную игру за доской. Но это сейчас вошло в современную жизнь и дает возможность шахматистам играть и общаться, находясь за тысячи километров друг от друга.

— Следили за последним матчем за шахматную корону? Как восприняли разгром нашего Яна Непомнящего?

Юрий Авербах: Старался следить за ходом матча. Я с большой симпатией отношусь к Яну, был очень рад его победе в турнире претендентов. Жаль, ему не хватило выносливости во второй половине матча. Но верю, что при его таланте от Непомнящего еще можно ждать новых успехов. Борис Спасский, которого я тренировал много лет, в 1966-м тоже сначала проиграл матч на первенство мира Тиграну Петросяну, а спустя три года выиграл.

— А кого считаете лучшим шахматистом своего века?

Юрий Авербах: Алехина.

— Правда ли говорят, что у вас какая-то особая и почти неизменная частота пульса?

Юрий Авербах: Много лет у меня был довольно низкий пульс — 48-50 ударов в минуту. 23 декабря 2007 года перед намечавшейся поездкой в США дочь уговорила меня пройти кардиологическое обследование. На ночь мне поставили холтер и он показал, что был пульс 20 ударов в минуту. После этого меня срочно госпитализировали и поставили кардиостимулятор. Вероятно, это спасло мне жизнь. А ту поездку пришлось отменить…

— Поддерживаете ли связи с Федерацией шахмат России и поддерживает ли федерация вас?

Юрий Авербах: Связь постоянная, Федерация меня поддерживает. После перенесённого ковида я плохо себя чувствовал и с помощью федерации было организовано лечение в центре реабилитации. Особенно мне помогает главный тренер ФШР Сергей Яновский.

— Играли с кем-нибудь в шахматы в последнее время?

Юрий Авербах: Последняя моя партия состоялась с четырехлетним Мишей Осиповым, когда мне было 95 лет.

— Дайте, пожалуйста, совет, намек, хотя бы общее направление, как с таким достоинством и светлой головой дойти до 100-летия?

Юрий Авербах: Могу выделить три важных момента. Во-первых, я всю жизнь учился, познавал что-то новое, даже в достаточно зрелом возрасте. Во-вторых, постоянно занимался спортом. И, в-третьих, много лет ем на завтрак гречку, которую считаю очень полезным продуктом.

— За что хотели бы поднять бокал на свое 100-летие?

Юрий Авербах: За здоровье! За шахматы! За близких и друзей!

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>