В Берлине заговорили о новых парламентских выборах

В Берлине заговорили о новых парламентских выборах

В Германии бушует «крупнейший со времен Гитлера политический кризис». Об этом заявил президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер.
Меркель и Штайнмайер безуспешно ищут выход из политического кризиса в Германии. Фото: ReutersМеркель и Штайнмайер безуспешно ищут выход из политического кризиса в Германии. Фото: Reuters Меркель и Штайнмайер безуспешно ищут выход из политического кризиса в Германии. Фото: Reuters
Кризисом политик назвал неспособность партий, прошедших на выборах 24 сентября в Бундестаг, сформировать коалицию. В результате Германия, привыкшая к порядку, находится в странном для себя подвешенном состоянии. Целый месяц в Берлине шли переговоры между альянсом ХДС/ХСС, партией «Зеленых» и Свободной демократической партией Германии (СвДП) о создании коалиции. Однако прийти к согласию им так и не удалось. В итоге 20 ноября СвДП заявила, что выходит из переговоров. Такой шаг демократов стал полным провалом плана канцлера Ангелы Меркель по созданию коалиции, поскольку без СвДП она будет иметь только 44 процента мест в парламенте. Правящая партия окажется в меньшинстве, что автоматически снизит доверие к решениям власти, и без того регулярно подвергаемым критике.

Штайнмайер призвал партии все же найти в себе силы и продолжить переговоры о создании коалиции. Однако вероятность того, что его призывы будут услышаны, невелика — каждая партия рассчитывает на новых выборах в парламент получить дополнительные места. За их проведение уже высказалась канцлер Германии Ангела Меркель. «Это лучшее решение, чем создание правительства меньшинства», заявила она. Кстати, против формирования правительства меньшинства выступил и спикер Бундестага Вольфганг Шойбле. «Наше стремление к стабильности и порядку требует наличия устойчивого большинства». Этого политического «тяжеловеса» в инвалидной коляске многие в немецком истеблишменте рассматривают в качестве возможного кандидата в канцлеры, если Меркель все же вынудят покинуть свой пост.

Впрочем, сама Меркель добровольно уходить не собирается. Она заявила о готовности «взять на себя ответственность за судьбу страны» в последующие четыре года.

Политик дала понять, что не думает об отставке: «Об этом нет и речи, потому что Германия нуждается в стабильности». Меркель выразила готовность вновь вернуться к вопросу о создании большой коалиции с СДПГ. Однако социал-демократы уже объявили, что отказываются от сотрудничества. Развитие ситуации во многом зависит от президента Франка-Вальтера Штайнмайера, который планирует провести консультации с «зелеными», свободными демократами, а также СДПГ.

Эксперты не исключают, что Штайнмайер окажет «мягкое давление на старых партийных друзей в пользу взаимодействия с христианскими демократами для преодоления политического кризиса».

Согласно опросу немецкого Института социальных исследований Forsa (опрошено 1,7 тысячи человек), 45 процентов респондентов выступают за проведение в Германии новых выборов в парламент. Еще порядка 27 процентов респондентов поддерживают формирование большой коалиции. И лишь 24 процента предлагают создание правительства меньшинства. Ожидается, что новые выборы в бундестаг завершатся примерно с таким же результатом, что и сентябрьское голосование. В частности, согласно данным социологов, на новых выборах в парламент результаты могут выглядеть следующим образом: консерваторы — 31 процент голосов против 33 процентов на выборах в сентябре. СДПГ — 21 процент (20,5 процента в сентябре), СвДП — 10 процентов (было 10,7 процента), зеленые — 12 процентов (ранее получили 8,9 процента), Левая партия — 9 процентов (9,2 процента), «Альтернатива для Германии» — 12 процентов (12,6 процента).

Аналитики опасаются, что в случае снижения показателей ХДС/ХСС и провала СДПГ уже невозможно будет в принципе рассуждать о большой коалиции.

На фоне турбулентности в немецкой политике возникает вопрос: а зачем Свободной демократической партии понадобилось устраивать демарш и выходить из переговоров? Как написал на своей странице в Twitter ее лидер Кристиан Линднер, «в вопросе формирования коалиции нет доверительной основы». И прибавил, что «лучше вообще не руководить, чем руководить плохо».

Но что именно вызвало кризис доверия? Как рассказал «РГ» известный немецкий политолог Александр Рар, «участники возможного коалиционного правительства не договорились по одному главному для Германии вопросу — о беженцах».

По словам эксперта, в 2015 году, когда границы рухнули, полтора миллиона мигрантов по приглашению Меркель бесконтрольно оказались в Германии.

«Этот кризис вверг половину страны в абсолютный шок и вызвал у значительной части избирателей неприятие канцлера и ее политики. В то же время другая часть Германии приветствовала новую миграционную политику, как обновление государства. С этого началось противостояние в обществе, что отразилось на коалиционных переговорах», — считает Рар.

По его словам, две участвовавшие в переговорах партии — Христианские демократы, то есть лично Ангела Меркель, и Партия зеленых хотели и в дальнейшем оставить возможность въезда для мигрантов. Но Свободные демократы и Баварские христианские демократы наотрез отказывались поддерживать прежний курс Меркель и потребовали на законодательном уровне остановить миграционные потоки.

«Уверяю, этот раскол исходил не просто от партийных руководителей, — полагает Рар. — Он очень серьезно чувствуется в немецких элитах. Поэтому партии не нашли компромисс именно по вопросу о беженцах, ключевому для немецкой политики. По другим вопросам, кстати, они смогли бы договориться. Там тоже были споры, но, в конце концов, компромисс существовал. Но по вопросу о мигрантах его не было».

Тем временем в немецкой прессе на перспективы ХДС/ХСС в случае проведения новых выборов смотрят не очень оптимистично. «Принесет ли разрешение политического кризиса новое голосование?» — задается вопросом влиятельное издание Bild. Газета Suddeutsche Zeitung приводит большой обзор СМИ разных стран ЕС. В этих материалах основная мысль состоит в том, что «провал создания коалиции — плохая новость для открытой Европы» и что «проблема мигрантов постепенно подтачивает стабильность столпа Евросоюза — Германии».

Когда могут пройти новые выборы, пока не ясно, но депутат от партии Зеленых в бундестаге Юрген Триттин уже заявил, что возможной датой станет 1 апреля — день католической Пасхи в 2018 году.

Рынки

Немецкий кризис приведет к ослаблению евро

Самый важный передаточный механизм, через который ситуация в Германии уже дает себя знать на российском финансовом рынке, — это курс евро/доллар. После президентских выборов во Франции (апрель-май) европейская валюта устойчиво укреплялась: если в начале года за евро давали 1,07 доллара, то в ноябре — 1,18. Сейчас тренд поменяется, поскольку Германия воспринимается как ключевой элемент стабильности всей интеграционной системы ЕС, прогнозирует главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. «До формирования правительства на рынки будет давить неопределенность, на этом фоне можно ожидать некоторого укрепления рубля к евро, — отмечает он. — Если создание новой коалиции затянется либо в новом кабинете займут заметное место евроскептики, то это вызовет волну пессимизма и ослабит аппетит инвесторов к риску». В этой ситуации запрос со стороны бизнеса — скорейшее преодоление неопределенности.

У парламентских сил еще есть шанс договориться о создании коалиции, и пока проблемы в Германии не оказали значительного влияния на глобальные рынки. Так, немецкий фондовый индекс DAX с начала недели и вовсе демонстрирует позитивную динамику. Курс единой европейской валюты по отношению к доллару снижается незначительно. «Для глобальных рынков в целом, на наш взгляд, более значимой историей является вопрос налоговой реформы в США, и в этих условиях влияние иных факторов на рынки ограничено», — отмечает ведущий аналитик Промсвязьбанка Михаил Поддубский.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>